ПАПАНИН

Маршрут этот именовали «кругосветкой»: по Оке до Нижнего Новгорода, который носил тогда имя пи-сателя Горького, а потом вверх по Волге возвращаться в Москву. Каждое утро, после завтрака, я шел в салон, где стояло новенькое чешское пианино, и в течение шестидесяти минут боролся с его неразработанной, невероятно жесткой клавиатурой: в семь лет мне полагалось ежедневно играть по целому часу. Отец садился рядом и командовал:

- Гамма ре минор - три минуты ... Гамма соль ма-жор - три минуты ... Этюд - десять минут ...

Потом у меня появился слушатель: Иван Дмитриевич Папанин в полосатой пижаме - тогда эта одежда считалась вполне приличной на отдыхе. Все пассажиры знали, что Папанин путешествует с нами, однако он почти не появлялся на людях - даже еду ему носили из ресторана в каюту. А тут вдруг стал посещать беспомощные детские занятия музыкой.

Отец, проявляя непонятную мне деликатность, при появлении адмирала выходил из салона на палу-бу, и команды я теперь получал знаками через стек-ло.

Обернувшись однажды из любопытства, я увидел. что Папанин плачет: он сидел на диване, опустив голову и закрыв ладонью глаза, а щеки были мокры от слез. Признаться. я испугался, недоумевая, что могло так сильно огорчить этого героического человека. Но тут отец строго пригрозил мне из-за окна, и наступило время очередного этюда. Отец не играл ни на одном инструменте и не владел нотной грамотой, однако музыку любил безгранично и классику знал весьма обстоятельно.

Я поведал ему о том, что видел в салоне и спросил: «Почему?». Сначала он отшутился, мол, это от проникновенного исполнения гамм, аккордов и ар-педжио. Но я не отставал. И тогда отец попросил меня свыкнуться с мыслью, что не на все вопросы нам даются ответы.

Потом, когда мы уже повернули к Москве, Папанин поинтересовался, а откуда я-то его знаю.

- У меня марка есть, - говорю.

Тогда почти все мальчишки собирали почтовые марки, и у меня была знаменитая марка с папанин-цами.

Вечером он постучал к нам в каюту. Отец открыл дверь, пригласил зайти, но он поблагодарил и отка-зался. Вручил мне свою фотографию с теплой надписью на обороте, пожелал спокойной ночи и ушел.

Рано утром отец разбудил меня: пароход наш стоял, покачиваясь, стало быть не у пристани, а на су-довом ходу. С мостика доносились какие-то команды. Мы быстро оделись, вышли на палубу. Подвалил катер вполне военной наружности, пришвартовался, перебросили трап, и на трап ступил Иван Дмитриевич Папанин - в адмиральском мундире, при двух своих

Звездах Героя. С борта катера он помахал нам рукой и скрылся в рубке. Пароход на прощание дал гу-док, катер отчалил и направился к видимому вдалеке берегу. Там, как объяснил мне отец, находился институт, которым и руководил мой легендарный слушатель.

 А фотокарточку я храню. Фотокарточку с теплой надписью на обороте. Как напоминание о том, что не на все вопросы нам даются ответы.